Джонатан Сакс: Внимай и следуй. Перевод Бориса Дынина

Выполнение заповедей включает в себя акт слушания, а не просто подчинение и слепое послушание — слушание во всех его разнообразных смыслах: присутствие, медитация, осознание природы Бога через творение, откровение и искупление. Это означает пытаться понять наши пределы и недостатки.

בס״ד

Внимай и следуй

Ki Tavo (5772) — Listening and Law

Джонатан Сакс
Перевод с английского Бориса Дынина

Было бы разумно предположить, что язык, который содержит глагол «командовать» должен также содержать глагол «повиноваться». Одно подразумевает другое, также как концепция вопроса подразумевает возможность ответа. Однако это не так в случае Торы. Есть 613 заповедей, но в библейском иврите нет слова «подчиняться». Когда был возрожден иврит в качестве языка повседневной речи в 19 в., слово (лецайет) должно было быть заимствовано из арамейского. До тех пор в иврите не было слова «подчиняться».

Не все знают этот удивительный факт, что привело некоторых христиан (и атеистов) к ложному пониманию иудаизма. Очень немногие христианские мыслители оценили в полной мере концепцию митцвот (заповедей) и идею, что Бог может открыть Себя в форме законов. Это также побудило некоторых евреев думать о митцвот в исламском духе («ислам» = «покорность», «подчинение»). Какое слово использует Тора как адекватный ответ на мицва (заповедь)? — Шма!

Оно является ключевым словом в книге Дварим (Второзаконие), где встречается 92 раза, как правило, когда Бог ждет, чтобы мы слушали Его слово. Но корень ш-м-а означает многие вещи. Вот некоторые из значений в Книге Брейшит (Бытие):

[1] «Услышать», как в «Авраам, услышав, что сродник его взят в плен». (14: 14).

[2] «Слушать, обращать внимание, внимать», как в «за то, что ты слушал голоса жены твоей и ел от дерева». (3: 17) и «И сказала Рахиль: судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына». (30: 6)

[3] «Понимать» как в «сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого» (11: 7). Такое традиционное понимание более поздней фразы «наасе ве-нишма (Шмот 24: 7), означающую: «сначала сделаем, а потом разберемся».

[4] «Быть ​​готовым повиноваться» — как в словах ангела Аврааму после жертвоприношения Исаака: «И благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты повиновался гласу Моему» (22:18). Авраам собирался подчиниться повелению Бога, но в последний момент ангел сказал: «Стоп».

[5] «Откликнуться на деле, делать то, что хочет кто-то другой», как в «Во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее» (ш’ма бекола-x, 21: 12). Именно в этом последнем смысле оно ближе всего к значению «подчиняться».

Тот факт, что Шма означает все эти вещи, говорит, что в Торе нет концепции слепого повиновения, как в отношениях между солдатом и офицером, между рабом и рабовладельцем, где нет активного мыслительного процесса соучастия. Отношение между словом того, кто приказывает, и действием того, кому приказано, сводится к «акция-реакция», «стимул-ответ». По практическим соображениям солдат или раб не должны иметь собственного мнения. Как сказал А. Теннисон в стихотворении «Атака легкой бригады»: «Мы не раздумываем почему. Наша участь смерть».

Не так раскрывает Тора отношения между Богом и нами. Бог, который создал нас по Своему образу, дав нам свободу и способность думать, хочет, чтобы мы понимали Его команды. Герсонид (1288-1344) утверждал, что именно этот момент придает Торе уникальность.

Наша Тора уникальна среди всех доктрин и религий, которые были у других народов, в том, что она не содержит ничего, что не проистекает из справедливости и разума. Следовательно, этот Божественный Закон привлекает людей в силу своей сути, так что они могут вести себя в соответствии с ним. Законы и религии других народов не такие: они не соответствуют справедливости и мудрости, но чужды природе человека, и люди подчиняются им из-за принуждения, из-за страха перед угрозой наказания, но не из-за их сущности.[i]

В том же духе современный ученый Дэвид Вайс Халивни говорит о «еврейском пристрастии к обоснованному закону» и противопоставляет это другим культурам древнего мира:

Древний закон в целом аподиктичен, не предполагает оправдания и намерения убеждать. Его стиль категоричен, требователен и властен… В частности, в древних законах Ближнего Востока нет ни малейшего следа желания убеждать или завоевывать сердца. Он предписывает, повелевает, приказывает, ожидая, что к нему прислушаются исключительно на основании того, что это официальный указ. Он не требует согласия (посредством оправдания) от тех, кому он адресован.[ii]

Тора использует как минимум три метода, чтобы показать, что еврейский закон не является произвольной командой. Во-первых, особенно в книге Дварим (Второзаконие), нам даются основания для заповедей. Часто, хотя и не всегда, основание связано с опытом израильтян в Египте. Они знают, что значит быть угнетенным, пришельцем, посторонним. «Я хочу, чтобы вы создали общество другого типа, — говорит Бог через Моисея, — где рабство ограничено, где каждый свободен один день в неделю, где бедные не голодают и беспомощным не отказывают в справедливости».

Во-вторых, особенно в книге Бемидбар (Числа), закон раскрывается через сопоставление исторического нарратива и закона. Закон лучше всего понимается на фоне истории и опыта израильтян в годы формирования их народа. Так, закон «рыжей телицы» — очищение от контакта с мертвыми — происходит непосредственно перед смертью Мириам и Аарона, как бы говоря, тяжелая утрата и горе мешают нашему контакту с Богом, но это не длится вечно. Мы можем снова стать чистыми. Закон цицит появляется после рассказа о шпионах, потому что имеет отношение к способам видения: разница между видением со страхом и видением с верой.

В-третьих, раскрывается связь между законом и устройством мироздания. Так существует тесная связь между Брейшит 1 (Бытие 1), историей Творения, и законами святости (кедуша).

То и другое принадлежит торат коханим («законодательству кохенов»), гласу священника, и оба посвящены порядку и границам в устройстве мироздания. Законы, запрещающие смешивание мяса и молока, шерсти и льна и т.д. Они касаются уважения глубинной структуры природы, как она описана в первой главе Торы.

В книге Дварим Моисей достигает вершины своей власти и становится воспитателем, объясняя новому поколению, которому предстоит поселиться на Земле Обетованной, что законы, которые даны Богом, являются не просто приказами, но имеют смысл в опыте людей. Они составляют архитектонику свободного и справедливого общества. Они признают достоинство человека и целостность природы. Они дают возможность земле отдохнуть и восстановить силы; они защищают Израиль от действия неумолимых законов упадка и исчезновения народов.

Только путем признания суверенной власти Бога, люди будут ограждены от беззакония земных царей и корруптированной власти. Снова и снова Моисей говорит народу, что если они будут следовать законам Бога, они будут процветать. Если они этого не сделают, они потерпят поражение и будут изгнаны. Все это можно толковать в сверхъестественном плане, но можно понять и в естественных терминах.

Вот почему Моисей постоянно на протяжении всей книги Дварим повторяет: Шма. Он хочет, чтобы израильтяне слушались Бога, но не слепо или только из страха. Бог не автократ. Израильтяне должны понять это на собственном непосредственном опыте. Они видели, как Бог, Творец неба и земли, избрал их как Свой народ, вывел его из рабства к свободе, кормил, поддерживал и защищал в пустыне и привел к победе над врагами. Бог дал Тору евреям не ради Себя, а ради них. Как сказал Вайс Халивни:

«Тора приглашает получателя закона следовать ему с пониманием его благотворного действия, тем самым одаряя человека достоинством и сознанием, что он является партнером в установлении Закона».[iii]

В этом смысл великих слов Моисея:

«Молчи, Израиль, и слушай! Теперь вы стали народом Господа, Бога вашего. Слушайте Господа, Бога вашего, и следуйте Его заповедям и велениям, которые Я даю вам сегодня» (Дварим 27: 9-10).

Выполнение заповедей включает в себя акт слушания, а не просто подчинение и слепое послушание — слушание во всех его разнообразных смыслах: присутствие, медитация, осознание природы Бога через творение, откровение и искупление. Это означает пытаться понять наши пределы и недостатки как человеческих существ. Это означает помнить, каково было быть рабом в Египте. Это включает в себя смирение, память и благодарность. Но это не предполагает отречения от интеллекта или подавления наших вопросов.

Бог не тиран[iv], а учитель.[v] Он ищет не только нашего послушания, но и нашего понимания. У всех народов есть законы, и законы должны соблюдаться. Но немногие народы, кроме Израиля, восприняли своей высшей задаче понять, почему закон такой, какой он есть. Это именно то, что Тора подразумевает, обращаясь к нам: Шма!

* * *

P.S. Перевод сделан по просьбе раввина Мойше Дерунова, Ярославль.

___

[i] Gersonides, Commentary to Va-etchanan, par. 14.

[ii] David Weiss Halivni, Midrash, Mishnah, Gemara: the Jewish predilection for justified law, Harvard University Press, 1986, 5.

[iii] Ibid., 14.

[iv] Avodah Zarah 3a.

[v] Tamhuma (Buber), Yitro, 16.

2 комментария к «Джонатан Сакс: Внимай и следуй. Перевод Бориса Дынина»

  1. Статья действительно интересная и побуждает думать.
    Я надумал, что все истории о поступках праотцов в Торе (и других персонажей ТАНАХа) учат людей правильному ВЫБОРУ из плохого и очень плохого.

    Очень часто для этого надо проявлять инициативу и не игнорировать. Как, например, Яаков не проигнорировал нежелание Эйсава выполнять функции первородного сына (жертвоприношения в состоянии ритуальной чистоты) и, как следствие — смертельную опасность для Эйсава и для дела всей жизни их отца Ицхака (это я пересказал РАШИ).

    Убедившись в великой мудрости этого «алгоритма выбора» можно уже совсем по-другому воспринимать законы/заповеди Бога.
    И без всякой связи с пониманием или непониманием этих законов — в них всегда есть выбор: выполнять их или нет. Наблюдая результаты этого выбора на себе самом и на других можно ещё больше убедиться в великой мудрости историй Торы и заповедей Бога.

    Но НЕ всегда: когда заповеди выполняют со слепым подчинением, то часто я убеждаюсь в великой глупости или великой гордости таких «ревнителей».
    Например: нежелание харедимных евреев Хеврона 1929-го года сотрудничать с сионистами. Они предпочли сотрудничать с арабами и оказалось, что Бог хотел от них НЕ «ещё больше веры и упования», а именно правильного выбора.
    Или потрясший все ашкеназское еврейство того времени спор (начался в 1749 год) между р. Яковом Эмденом и р. Йонатаном Эйбещецем по поводу саббатианства последнего. Массы простых евреев-ортодоксов потеряли доверие к раввинам — как раз перед началом эмансипации.

  2. Спасибо, очень интересно. Хотя слово «подчиняться» в иврите есть — להשתעבד (не знаю, это только современный иврит?). Но, очевидно, Рав прав, в Танахе оно не применяется. Законы Б-га же — все-таки аподиктические, и другими быть не могут: ни опытными (ассерторическими), ни вероятностными (проблематическими), все 613 заповедей. За нарушение некоторых из них наказания довольно суровые. Но, действительно, слепое подчинение или выполнение» за страх» имеет мало цены, а злонамеренное нарушение усугубляет наказание.

Обсуждение закрыто.