Эдуард Малинский: «Каждый народ имеет то правительство, которое он заслужил»

Шансов на утверждение госбюджета до назначенной даты роспуска Кнессета — 23 декабря — уже не осталось: слишком уж велики разногласия у оппонентов, а требуемые уступки сродни требованиям безоговорочной капитуляции. Да и времени тоже нет.

«Каждый народ имеет то правительство, которое он заслужил»

Эдуард Малинский

Эдуард Малинский

«Всё проходит» — такая надпись была сделана на кольце царя Соломона, который жил около трёх тысяч лет тому назад. Согласно легенде, эта надпись помогала обрести спокойствие и силу духа в те не спокойные библейские времена.

И действительно, всё проходит. Прошло несколько — три за неполный год — очередных досрочных выборов в Кнессет в тщетных попытках создать правительство: два года страна жила без утверждённого бюджета; прошла, правда, не совсем до конца, и вторая волна эпидемии коронавируса, повергшая страну в пучину экономического хаоса и драконовских ограничений карантина, но уже стучится в наши двери третья волна, а Кнессет угрожает нам четвертыми досрочными выборами… Но будем надеяться на лучшее: ведь на внутренней стороне кольца царя Соломона была и такая надпись: «И это тоже пройдёт».

А теперь вспомним историю… потому что без прошлого нет настоящего… Ведь сколько было надежд, связанных с появлением после 508 дней острого политического кризиса долгожданного правительства и не просто правительства, а чрезвычайного правительства национального единства, или ПНЕ. Это было 35–е правительство в истории Израиля и 5–е правительство, возглавляемое премьер-министром Б. Нетаниягу (далее — ПМ).

Вот об этом событии, уважаемый читатель, мы и поговорим подробнее, потому что событиями в Израиле интересуются и за рубежом. А для начала следует рассмотреть причины такого длительного процесса создания правительства.

Прежде всего, начнем с того, что правительство в таком составе вообще не должно было появиться на свет божий.

Почему? Дело в том, что в трех последних выборных кампаниях вновь возникший блок нескольких партий Кахоль-Лаван (далее — К-Л) весьма успешно конкурировал с Ликудом (далее — Л): имея почти равное количество депутатских мандатов, эти две партии в сумме набирали около 70 мандатов, что давало им возможность образовать коалицию с устойчивым большинством, не прибегая к союзу с другими, более мелкими парламентскими фракциями, которые при этом беззастенчиво занимались шантажом руководителей коалиции.

Казалось бы, взаимовыгодность коалиции Л и К-Л очевидна. Но… неоднократные попытки создания такого союза терпели неудачу. И вполне логично было бы считать, что эти неудачи закономерны, что иначе и быть не может, т.к. правительства национального единства в составе таких разношёрстных участников в Израиле создавались только в периоды национальных кризисов, когда речь шла о спасении страны, а в данное, хоть и в далеко не простое время, вопрос так категорично не стоит.

А потому на первое место выдвигались проблемы идеологического характера, которые в предвыборных программах партий имели диаметрально противоположный вектор и сводились к противоречиям в области экономики, в сфере судебной системы и в отношении к арабо-израильскому конфликту.

Рассмотрим же более подробно аргументацию для доказательства невозможности создания такого правительства. Предполагаю, что приводимые ниже аргументы для сравнения прошлогодних предвыборных программ этих партий не покажутся безынтересными и в будущих, мартовских (по крайней мере, так прогнозируется) выборах.

Сначала в области экономики:

Если в предвыборной программе Л декларируется принцип свободных рыночных отношений и открытия внутреннего потребительского рынка для конкуренции извне и изнутри и снижения налогообложения делового сектора, а также невмешательство государства в рыночные отношения; борьба с засильем профсоюзов; и отсутствие поддержки идеи социального государства, то в программе К-Л все вышеперечисленное подаётся с точностью наоборот: ограничение власти монополий, необходимость государственного регулирования народного хозяйства, введение протекционистских пошлин на ввозимые товары, усиление роли профсоюзов, высокое налогообложение богатого сословия, увеличение социальных пособий и субсидий, словом, против всего, что является сущностью так называемого свинского — к такому определению любят прибегать некоторые израильские политики определённой идеологии, — капитализма.

Действительно, казалось бы, противоречия столь велики, что воэможность какого-либо компромисса абсолютно исключена.

Но… декларировать что-либо на бумаге легко, а вот для выполнения этих мероприятий на практике нужны политическая воля и умение, которые не всегда присутствуют у наших политиков, к сожалению.

Помните, как прореагировал президент России В. Путин на избрание В. Зеленского президентом Украины. Он сказал, примерно, следующее:

«Играть кого-то (он имел в виду актёрскую роль Зеленского в спектакле «Слуга народа» на ТВ Украины, в котором тот играл учителя Голобородько, ставшего президентом по ходу пьесы) — это одно, а быть им в реальности — совсем другое».

Вот и я об этом же.

Наш ПМ любит позиционировать себя чуть ли не в роли отца рыночной экономики, но практически является её недобрым отчимом. Всё это подтверждает статистика, которую приводит ведущий экономический обозреватель газеты «Едиот ахранот» Север Плоцкер, упрекая ПМ в том, что, расписывая свои заслуги в экономических успехах Израиля за последние 10 лет, он всегда забывает упомянуть те сферы экономики, за которые несёт ответственность, и что именно поэтому страна оказалась отброшенной на годы назад, т.е. переместилась по таким позициям, как-то:

  1. Уровень соревновательности, т.е. реальной конкуренции внутри рынка (той самой конкуренции, которую ПМ рекламировал в своей предвыборной программе двумя абзацами выше) с 29 места на 44 место, что вполне закономерно, если напомнить, как правительство опекает целый ряд крупных компаний, являющихся монополистами в своих сферах деятельности.
  2. Усиление государственного регулирования в народном хозяйстве — с 49 на 69 место.
  3. Адаптирование (внедрение новых технологий) — с 15 на 45 место.
  4. И, наконец, как следствие вышеуказанных пунктов, индекс гло — бальной конкурентноспособности, т.е. способности государства обеспечить достойный уровень благосостояния своих граждан — с 17 места на 20.

Выводам Севера Плоцкера вполне коррелирует и мнение эксперта Бат–Кен Ротенберга, выполнившего исследование «Дороговизна жизни в Израиле по сравнению с другими развитыми странами» в формате «Отчёта Исследовательско-аналитического центра Кнессета» от 21.12.18. в котором указывается пагубное влияние госуларственного регулирования на политику ценообразования в Израиле, а именно: если цены на товары и услуги, продаваемые в условиях открытой конкуренции выросли всего на 8,5%, то цены, устанавливаемые государством на свою продукцию — электроэнергия, газ, горючее, вода, арнона подорожали на 21,3%; цены же на товары, устанавливаемые частным сектором, но под государственным контролем — хлеб и молоко — выросли на 73,4%.

В этом же исследовании подчеркивается, что правительство поддерживает израильского сельхозпроизводителя не путём прямых инвестиций, как это делается в других развитых странах, а политикой протекционизма, т.е. с помощью высоких таможенных пошлин и введением квот на импортируемую продукцию.

В результате за высокие цены (себестоимость израильской продукции всё-таки довольно высока — это результат недостаточного адаптирования новых технологий, о чём говорилось выше) расплачивается рядовой потребитель: конечная цена такой продукции в Израиле на 80% зависит от государства — для сравнения в США и странах ЕС — только на 25% !

И чтобы подчеркнуть, что эти исследования не являются обыкновенной схоластикой и имеют не просто академический характер, а касаются непосредственных, сугубо материальных интересов подавляющего большинства рядовых граждан страны, приведем ещё несколько пунктов этого Отчета, которые весьма красноречиво свидетельствуют об «успехах» рыночной экономики ПМ за период его нахождения у власти:

  1. Индекс цен в Израиле в 2000 году был на 12% ниже, чем в странах ЕС, а в 2018 г. стал выше на 6,4%, т.е. суммарно цены выросли на 18,4%.
  2. 12,2% израильтян получают зарплату меньше минимальной, что на 60% больше, чем в странах ЕС.
  3. Если в 80–е годы прошлого века число работающих семей, но остающихся при этом за чертой бедности, составляло 6%, то в 2018 году их уже было 14%.
  4. За последние 10 лет цены на жильё возросли на 100–200% в зависимости от региона проживания.

Последний пункт подкрепляется и утверждением Севера Плоцкера: если за период 1997-2007 годы в Израиле цены на жильё снизились на 20%, то за 2008–2019 гг. они увеличились на 120%, т.е. суммарно цены выросли в 2,5 раза.

Итак, время подвести итоги по анализу разногласий в области экономической.

Как мы убедились, эти разногласия, в основном, существуют только на уровне деклараций, что теоретически может служить причиной для ошибочных выводов, что потенциальные участники ПНЕ по вопросу стратегии и направления развития придерживаются противоположных, взаимоисключающих точек зрения.

На практике же, как показывают вышеприведенные исследования серьёзных экономистов, действия правительства почти полностью совпадают с программой К-Л, и идеологические разногласия достаточно нивелируются. Должно быть, сказалось отсутствие, как указывалось уже выше, политической воли и умения, и симптомы, по выражению классика, «детской болезни «левизны». Или, скорее всего, административно-командный стиль руководства экономикой больше импонирует тщеславию политиков, чем серьёзная вдумчивая работа…

В конце концов, именно различное отношение к рыночной экономике имел в виду У. Черчилль, когда писал:

«Одни видят в предпринимателе волка, которого надо убить. Другие полагают, что предприниматель — корова, которую можно без конца доить. И лишь немногие видят в нём лошадь, которая тащит телегу».

Что же касается точки зрения нашего нынешнего правительства… О многом говорит тот факт, что, по свидетельству израильской прессы, в процессе того экономического хаоса, в который была ввергнута страна из-за эпидемии коронавируса, десятки тысяч мелких и средних остановивших свою деятельность бизнесов навряд ли возобновят свою работу без помощи государства, а будет ли она? Надежды мало на то, что правительство смотрит на предпринимателя положительно…

И вот подтверждение этим мрачным прогнозам: по сообщениям организации «Латет» от 09.12.20. вследствие этой эпидемии 850 тыс. человек оказались за чертой бедности, четверть всего населения страны нуждается в финансовой помощи, но не получает ее, а средний класс — этот становой хребет гражданского общества — сократился на 15,5%, или на 1/6.

А сейчас самое время рассмотреть, могут ли быть разрешены противоречия между Л и К-Л в судебной сфере и в области отношений в арабо-израильском конфликте, о чем также упоминалось выше.

Это, безусловно, более простая задача. Уж если оказалось, что в экономике, т.е. в «базисе», почти нет противоречий, то и с «надстройкой» (читатель, наверняка, знаком с этой терминологией) мы разберемся: в конечном счете, «бытие определяет сознание», а не наоборот.

Итак, в судебной сфере предвыборный манифест Л считает, что судебные органы Израиля стали чрезмерно политизированными и превратились, в сущности, в параллельные органы власти (особенно это касается Верховного суда, который явочным порядком присвоил себе функции несуществующей верхней палаты парламента, отменяя не только не соответствующие закону решения исполнительной власти, но оспаривая и сами законы).

Программа же К-Л считает, что такая ситуация является высшим выражением закона, а потому должна быть закреплена и усилена.

Итак, казалось бы, существуют диаметрально противоположные позиции соперников, и всё же попытаемся выяснить истинные причины этих разногласий. А поможет нам в этом намек на то, что Л не приемлет существующую судебную систему, как «устраняющую своих оппонентов через показательно избирательное правосудие».

Вот где, оказывается, зарыта собака! Судебное преследование ПМ — вот истинная причина разногласий! Поэтому открытым текстом выскажем свою точку зрения на это, якобы, неразрешимое противоречие, делающее, казалось бы, союз этих двух партий невозможным.

История попыток отлучить ПМ от власти с помощью инкриминируемых ему уголовных преступлений тянется уже более 20 лет. Ещё в 1999–2000 годах полиция выдвинула против него 5 обвинений во взяточничестве, попытке присвоения государственного имущества, в мошенничестве, злоупотреблении служебным положением и попытках помешать судебному расследованию. Как видите, нынешние обвинения написаны будто под копирку: ничего нового. Наверняка, этот «джентльменский» набор обвинений является стандартным против человека, обладающего наибольшей полнотой власти в государстве!

Но если в те далёкие уже от нас годы дело ПМ за неимением достаточных доказательств было закрыто и не дошло до суда, то на этот раз оно уже было принято к исполнению, что делало отнюдь не легитимными попытки некоторых политиков из лагеря оппозиции клеймить ПМ как уголовника и даже вносить законопроекты, ограничивающие его исполнительную власть как политика, подозреваемого в уголовных преступлениях.

Потому что уже в более, чем в 2х тысячелетней судебной практике действует записанный ещё в Римском праве принцип презумпции невиновности и существует закон, что только суд может признать подозреваемого преступником!

Поэтому не удивительно, что в условиях, когда ПМ подвергается всеобщему остракизму со стороны лагеря оппозиции, СМИ и органов юстиции, сторонники ПМ делают всё возможное для его защиты: партия Ямина в своё время даже внесла на рассмотрение кнессета законопроект «О неподсудности ПМ», а вновь избранный спикер парламента Яир Левин заявил:

«Суд над Нетаниягу — точка крайнего падения израильской судебной системы»,

опираясь при этом на мнение американского профессора права и адвоката Элена Дершовица, который в интервью радиостанции «Галей Цахал» высказался в том же духе, что:

«суд над Нетаниягу ставит под угрозу демократию и власть закона».

А сам ПМ при подписании коалиционного соглашения с К-Л вынужден был потребовать гарантии, что Верховный суд не запретит ему при ротации с лидером К-Л Бени Ганцем (далее БГ) занимать должность премьера или вице-премьера в случае обвинительного вердикта, вынесенного ему окружным судом при рассмотрении его дела. И он такие гарантии получил: по сообщению агентства Mignews.com от 27.05.20. Багац официально заявил, что:

«… не вмешивается в формирование правительства ПМ, которому могут быть предъявлены обвинения в коррупции».

Так что и здесь, казалось бы, непреодолимые противоречия успешно были закрыты.

Но при всем при том у рядового обывателя, не обременённого познаниями в области юриспруденции, но трезво мысляшего, возникает вполне логичный вопрос:

Почему ПМ сохранял олимпийское спокойствие во время проведения полицейского расследования о коррупции в инкриминируемых ему «тысячных» делах, успокаивая общественное мнение: «Ничего не будет, потому что ничего не было», после передачи юридическим советником правительства обвинительного заключения в суд, резко изменил своё поведение и прилагает массу усилий, в том числе, и откровенно нелигитимные с целью избежать судебного процесса над собой, будучи не в ранге премьера? В самом деле, почему? Хотелось бы услышать вразумительное, компетентное мнение… Очень хотелось бы.. Но… услышим ли?

И, наконец, разное отношение к арабо-израильскому конфликту в разделе выполнения условий «сделки века» президента Трампа. Здесь требования правого лагеря более радикальны, чем у К-Л: ПМ намерен был уже в июле с. г. осуществить аннексию территорий на Западном берегу, занятых поселениями, потому что он как опытный политик понимал, что такая возможность у него существовала гарантировано до 7 ноября 2020 года, т.е. до президентских выборов в США.(Что будет после этой даты, сейчас неизвестно). Поэтому ПМ при подписании коалиционных соглашений с блоком К-Л проявил настойчивость и, несмотря на возражения ряда высокопоставленных деятелей К-Л против распространения суверенитета Израиля на эти территории, имея в виду отрицательную реакцию стран Ближнего Востока и Евросоюза на эти демарши Израиля, заставил записать в параграфе 20, что:

«К-Л не имеет права откладывать решение этого вопроса в любой комиссии по данному вопросу».

Позднее, после встречи с госсекретарем США БГ официально заявил, что:

«… согласен на введение израильской юрисдикции на территории Западного берега согласно условий «сделки века»

Тем более, как показывали опросы общественного мнения, 52% израильтян выступали за эту аннексию, а более трети из них желали, чтобы она началась уже в июле с. г. Но из-за стремления ПМ поддержать инициативу Трампа в установлении дипломатических отношений Израиля с рядом арабских стран, кампания по распространению израильского суверенитета на отдельные анклавы Западного берега была временно приостановлена. Будущее покажет целесообразность такой стратегии.

Подведем некоторые итоги, правда, пока промежуточные.

Идеологические разногласия в области экономики существуют только в формате деклараций, на практике же ПМ весьма далёк от претворения в жизнь даже своих высказанных идей.

В области же реформ государственного устройства и отношений к арабо-израильскому конфликту оппоненты довольно безболезненно для себя находили компромисс.

Поэтому читатель вправе спросить, почему же политический кризис носил столь затяжной характер, почему понадобились три такие обременительные для государства в финансовом отношении выборные кампании?

По нашему мнению, вина целиком лежит на ПМ. Учитывая наличие против него судебных исков, ему непременно было необходимо, чтобы, уже подчёркивалось выше, как можно больше времени оставаться в своей должности, гарантирующей ему иммунитет от юридических преследований. А для этого нужно было получать право формирования правительства, что, в свою очередь, требовало наличия большего, чем у соперника количества депутатских мандатов. Но в первые две выборные кампании К-Л набирал на пару мандатов больше, и поэтому сразу после подсчета голосов ПМ давал команду: «Свистать всех наверх!» и собирал под свои знамёна всю «королевскую рать»: правые партии и партии ультраортодоксов. Таким образом, правый блок набирал до 58 мандатов: до вожделенных 61 мандата не хватало чуть-чуть и приходилось волей-неволей вступать в контакт с другими парламентскими фракциями. Мы не будем сейчас утомлять читателя анализом отношений ПМ с этими партиями, перейдём сразу к переговорам с К-Л.

Выше мы уже указывали, что эти переговоры неизменно заканчивались провалом, но не из-за идеологических разногласий, а по другим причинам. Ну, во-первых, сам блок К-Л возник из нескольких партий на основе объединяющего их лозунга: «Только не Биби!», т.е. они категорически исключали участие в правительстве ПМ: это говорила в Лапиде и Яалоне личная обида на ПМ за их неспровоцированное изгнание из его прежних правительств; во-вторых, ПМ отказывался от создания коалиции на основе только двух партий Л и К –Л, опасаясь отпускать от себя партии ультраортодоксов с их 16 голосами, которыми, по его мнению, легко манипулировать в обмен на финансовые льготы и субсидии для их электората (в скобках заметим, что ПМ упорно не желает признавать, что он сам уже давно превратился в объект манипуляции со стороны партийной верхушки ультраортодоксов, которая легко добивается для себя любых преференций, шантажируя ПМ угрозой выхода из коалиции); кроме того, имея численное преимущество в правящей коалиции при соотношении мандатов 58:35, ПМ получал большинство портфелей в правительстве, что облегчало ему руководство кабинетом.

В таком противостоянии, т.е. «бодании телёнка с дубом», по выражению А.И. Солженицына, прошли бесполезные переговоры об образовании коалиции в течепие двух послевыборных кампаний. Та же участь ожидала переговоры и после третьих выборов.

Вообще выборы могли превратиться в перманентные: ПМ закусил удила, потому что у него была, как уже указывалось выше, единственная цель — как можно дольше продержаться при своей должности, чтобы сохранить свой иммунитет против судебного разбирательства.

И тут БГ сделал «ход конем»: он мобилизовал все оставшиеся в кнессете фракции, не вошедшие в блок ПМ, включая арабский список (15 мандатов) и, как полагается военному-профессионалу, организовал разведку боем на пленарном заседании парламента, блестяще использовав, хоть и временное, численное преимущество в голосах –62:58.

Результатом первой пробы сил была смена руководителей основных комиссий кнессета, на очереди — перевыборы спикера, в перспективе — проведение законов против ПМ.

И только тогда ПМ понял, что необходимо менять не только тактику, но и стратегию. Не зная деталей последующих переговоров (не корректно их домысливать, ведь это публицистика, а не художественный опус, имеющий право на вымысел, а мы опираемся только на факты), поэтому ограничимся результатом совершенной сделки: БГ согласился на коалицию с блоком правых, а не с одной партией Л в обмен на согласие ПМ разделить министерские портфели поровну, но при этом пришлось чуть ли не удвоить их количество, чтобы удовлетворить аппетиты всех страждущих из правого лагеря, и, соответственно, возросло на сотни миллионов шекелей в год финансовое бремя на содержание госаппарата. Результат — создание ПНЕ стало свершившимся фактом, цель была достигнута, и уже на следующий день новообразование в количестве 62 мандатов с участием арабского списка было распущено.

Правда, не без издержек: блок К-Л оказался расколотым, т.к. партии Лапида и Яалона покинули его — личная обида на ПМ оказалась сильнее чувства ответственности за судьбу государства, что не делает чести этим политикам; ПМ получил мандаты К-Л, правда, в наполовину уменьшенном количестве, но и это дало ему возможность отказаться от услуг партии Ямина и, следовательно, сократить дефицит портфелей. Но… цель оправдывает средства.

Особенно мне хочется подчеркнуть роль БГ в процессе выхода из затяжного политического кризиса. Ведь на него обрушилось настоящее цунами общественной критики: его обвиняли и в политическом ренегатстве, и в отступничестве, и в измене солдатскому долгу — стоять до конца со своими боевыми соратниками.

Я думаю иначе: у него была альтернатива выбора между блоком в 62 мандата, в который наряду с его соратниками Лапидом и Яалоном входил арабский список в 15 мандатов и блоком ПМ. БГ выбрал второе, поступив как настоящий патриот, для которого интересы государства превыше всего!

Страшно даже представить себе ситуацию, при которой судьба Израиля зависела бы от голосов арабских депутатов, составляющих к тому же почти четверть правительственной коалиции. Вот что говорил сам БГ в интервью программе «Факт» на телеканале «Кешет» от 20.05.28:

«Мы не выиграли выборы, и в ситуации эпидемии коронавируса мне надо было выбирать между повесткой дня «Не Биби» и повесткой дня «Государство Израиль». Я выбрал повестку дня «Государство Израиль» даже при том, что мне пришлось временно сложить флаг «Не Биби».

Думаю, что, несмотря на корявый стиль перевода интервью БГ на русский язык, продемонстрированный работникамu newsru.co,il , откуда взят этот текст, становится понятным всё значение поступка БГ, который в буквальном смысле «наступил на горло собственной песне» во имя продвижения того, что современный американский историк Пол Кеннеди называл

«… способностью высшего политического руководства консолидировать и применять все… элементы мощи государства в целях защиты… долгосрочных государственных интересов».

Вот они ключевые слова: «долгосрочные государственные интересы».

По-моему, и ПМ и Лапиду с компанией не хватило именно этой убежденности и они в силу своих корыстных интересов толкали страну на путь бесконечных выборов, не разорви БГ этот порочный круг, потому что расстановка сил на политической арене Израиля была такова, что раскол общества и вытекающее из него содержание противоречащих друг другу предвыборных программ партий привели к такому дроблению парламентских фракций (достаточно вспомнить, с каким трудом и всё-таки безуспешно старался ПМ собрать требуемый ресурс для образования коалиции), что очень скоро обстановка в кнессете грозит напоминать ситуацию в польском сейме более чем двухсотлетней давности с его принципом обязательного единогласия при голосовании: мы хорошо помним, что это закончилось тремя разделами Речи Посполитой в конце 18–го века.

Но при всём при этом просто невозможно не прислушаться к таким сказанным с горечью словам Лапида:

«Мы создавали партию центра, основанную на истинных ценностях. Мы хотели перемен, хотели принести надежду, показать новый курс… Бени Ганц развалил К-Л для того, чтобы проползти в правительство Нетаниягу… Бени Ганц сдался без боя. Присоединился к правительству экстремистов и ультраортодоксов.»

Если ещё добавить и такой немаловажный факт, что только-только созданная партия БГ, не успевшая ещё образовать свои отделения на местах, воспользовалась уже существующей инфраструктурой партии Лапида «Еш атид», можно чисто по-человечески понять всю глубину негодования Лапида от предательства недавнего товарища по оружию. Но … у политики свои законы и приоритеты.

Да и со своими «партайгеноссе» БГ не всегда вел себя подобающим образом. Вот как на портале NEWSru.co.il от 17.11.20. некоторые депутаты и министры из К-Л критикуют своего руководителя за действия вокруг утверждения госбюджета:

«В один день он говорит о возможности расторжения союза с Л и о готовности идти до конца, а на следующий день создает впечатление готовности у компромиссу с ПМ».

Вот один лишь пример неудачной тактики ведения парламентской борьбы БГ с таким искушенным политиком как ПМ.

22 августа с. г. ПМ на созванной им телевизионной конференции заявляет, что он принимает условия компромисса, предложенного председателем комиссии кнессета по иностранным делам и обороне Цви Хаузером по предотвращению роспуска кнессета и, следовательно, досрочных выборов в кнессет. Что же предложил парламентарий?

В противовес решению Багаца, который придавал легитимность пунктам коалиционного соглашения между К –Л и Л, обязывающим обе стороны не позднее, чем через 100 дней после образования правительства утвердить госбюджет на текущий год и назначить высокопоставленных чиновников в органах юстиции и полиции — в противном случае происходил бы роспуск кнессета и досрочные выборы — инициатива Хаузера продлевала этот срок до 23 декабря 2020 года. (Есть решение Верховного Суда, обязательное для исполнения, но, «если нельзя, а очень хочется», почему бы его и не обойти? Так уважают закон в парламенте!) Необходимо добавить, что против этой инициативы активно выступали партии ультраортодоксов, т.к. задержка с утверждением бюджета не давала возможность дополнительного финансирования их системы образования. Но БГ и здесь упустил шанс привлечь на свою сторону этих неожнданных союзников, в борьбе за интересы своего электората.

Сделаем небольшое отступление в скобках, оно необходимо для объяснения позиций оппонентов Еще на стадии утверждения коалиционных соглашений имели место ожесточенные споры, каким должен быть принимаемый госбюджет: одно- или двухгодичный. В соглашениях утверждена версия К –Л: бюджет на два года — 2020–2021 годы. Но по сей день Л яростно защищает свою версию: сначала, в конце декабря утвердить бюджет 2020 г., а в марте следующего года — бюджет 2021 года. Почему же ПМ так настойчиво цепляется за такую версию?

Конечно же, он не афиширует свои планы и тем более не делится ими с нами. Просто существует определенная логика событий и, исходя из целей, которые преследует тот или иной общественный деятель, аналитик может вполне реально прогнозировать дальнейшее развитие этих событий. Так вот, приняв в декабре бюджет одногодичный (какой же все-таки это маразм — в конце года утверждать бюджет на этот же год?! — но ведь это политика!), ПМ рассчитывает, что 31.03.21. у него будут веские основания объявить, что он пытался утвердить бюджет 2021 г., но БГ провалил его план (причина возложить вину на политического противника всегда найдется — ведь это политика!), и поэтому он, ПМ объявляет о роспуске кнессета и досрочных выборах, согласно закону, через три месяца, т.е. в июне. Сейчас еще рано прогнозировать ситуацию в июне, но, как видно у ПМ есть основания считать, что она будет более благоприятной для него. Поживем-увидим! Скобки закрываются.

Продолжим же наш рассказ уже о реальных, а не о гипотетических событиях. Следующая новация депутата Хаузера — увеличение размера бюджета 2020 г. на 12 млрд шекелей в целях удовлетворения краткосрочных неотложных потребностей. По сути дела, речь идет о новом бюджете, но без юридического наименования «годовой бюджет», что освобождает его от необходимости обсуждения в в кнессете: Минфин и канцелярия ПМ сами распределяют ресурсы. Таким образом, ультраортодоксы получают свои 400 млн шекелей на йешивы, а национально-религиозный лагерь — 300 млн — на свои нужды.

Вывод: ПМ имеет всё, что ему необходимо — и отодвинутые сроки утверждения годового госбюджета, и возможности для финансирования своих союзников по коалиции и имеет, подчеркнем это особо, в результате компромисса, предложенного партией К-Л, потому что депутат Цви Хаузер представляет партию Дерех Эрец, входящую в К-Л!

Спрашивать, кто в данной ситуации выиграл и кто проиграл, нет необходимости: ясно одно — К-Л победил саму себя. Правда, после этого демарша БГ освободил Хаузера от занимаемых должностей, но позже, когда уже. сам парламентарий объявил о своей отставке и о переходе во вновь создаваемую партию Гидеона Саара. Все вышесказанное отлично укладывается в формат пословицы: «Зачем мне враги, когда у меня есть такие друзья!»

Небольшое отступление, так сказать, заметки на полях. Безусловно, неожиданное появление новой партии и опросы, дающие ей уже сейчас более 20 мандатов, спутало предвыборные планы многих партий. Вообще-то говоря, такое явление уже стало почти традицией в политической жизни страны, только вот затрудняюсь я дать этому однозначную характеристику, положительную или отрицательную. Если же обратиться к истории появления таких предвыборных сюрпризов, то можно вспомнить 1977 год и партию «ДАШ» экс-начгенштаба Игаля Ядина, завоевавшую сразу 15 мандатов, и в 2003 году партию пенсионеров Томми Лапида, которая также дебютировала с таким же впечатляющим результатом. Да вот какая неожиданность неприятная: уже в следующей выборной кампании эта партия даже не одолела электоральный барьер. Можно вспомнить и другие партии «на один сезон». А сколько партий, участвующих в выборах, даже не были в состоянии преодолеть электоральный барьер из года в год? Десятки!

Так что появление новой партии на политическом горизонте Израиля накануне очередных выборов — не бог весть, какая редкость! Почему же дебют партии Саара так всполошил все ведущие партии страны, (кроме, пожалуй, ультраортодоксов и НДИ, очень уж уверенных в своём злекторате!): Л и К-Л даже пытались начать закрытые переговоры с целью не допустить досрочные выборы из опасения потерять, как показывают опросы, определенное количество мандатов.

А дело в том, что в Израиле активное голосование за только что созданные партии имеет протестный характер: избиратель, разочарованный в уже достаточно не оправдавших его надежды партиях-ветеранах, отдает свой голос новым лицам. А может быть, это следствие тысячелетней традиции ожидания прихода Мессии.? Не знаю…

Но продолжим наш рассказ.

Поэтому становится понятно, что надеждам нашим на более или менее длительное существование этого долгожданного, рождённого в муках правительства не суждено, наверняка, сбыться: днями кнессет должен утвердить уже назначенную дату «очередных внеочередных» (многострадальный русский язык?!) выборов.

Наверное, не стоит вдаваться в подробности и выяснять, кто именно из наших героев больше виноват: дело в том, что виновны они оба: ПМ — своей агрессивной политикой в отношении оппонента путём неоднократного нарушения основных положений коалиционного соглашения, в том числе, сроков принятия бюджета, с единственной целью — не допустить ротации постов премьера и его преемника до, как уже указывалось выше, рассмотрения «тысячных» дел в суде, или объявления о роспуске кнессета вообще с той же целью; БГ — своей инертной политикой «непротивления злу насилием», политикой соглашательства и конформизма, политикой умиротворения агрессивного партнёра. Но такое сотрудничество не могло продолжаться бесконечно и … закономерный финал — досрочные выборы в кнессет.

В чём же мы чувствуем себя обманутыми? Конечно, ждать от ПМ, который за свою долгую жизнь в политике, всегда считающейся далеко не чистым делом, впитал в себя некоторые её не самые корректные черты, ожидать особо благородных деяний не приходится, но от БГ, человека с незапятнанной репутацией, далекого от публичных скандалов и финансовых афер, в конце концов, от военачальника с, по идее, даром стратега мы ждали гораздо большего, и тем гораздо в большей степени наши надежды оказались не сбывшимися.

А шансов на утверждение госбюджета до назначенной даты роспуска кнессета — 23 декабря — практически не осталось: уж слишком велики разногласия у оппонентов, а требуемые уступки сродни требованиям безоговорочной капитуляции, да и времени для оформления необходимых чисто юридических процедур совсем уже не остаётся (всё-таки голосование в трёх чтениях!), поэтому почти невозможно предсказать, чем закончится нынешняя политическая драма.

И, буквально, только что снятое с телетайпной ленты сообщение «В последний час!»: на портале MIGnews.com от 20.12.20. корпорация КАН передаёт, что за 72 часа до дня«Х» ведутся переговоры между Л и К-Л о переносе даты утверждения бюджета на 2020 и 2021 годы на 15.01.21. и при срыве мероприятия даже в эти сроки досрочные выборы в кнессет состоятся в апреле 2021 года. Как видите, прогнозы при таком калейдоскопе событий не под силу даже Настрадамусу и Мессингу, что уж говорить о простых смертных!

Ну а в самом конце, толкование заголовка: «Каждый народ имеет то правительство, которое он заслужил».

Эта фраза взята из письма от 27.08.1811. посланника Сардинского королевства в России графа Жозефа де Местра. Правда, не исключено, что он, в свою очередь, только перефразировал известное изречение французского философа-энциклопедиста конца 18 века Монтескье из его «Духа законов»: «Каждый народ достоин своей участи». В наше время смысл этой фразы толкуется так:

«Если правительство плохое и неэффективное, то виноваты сами граждане страны, которые не могут его контролировать и позволяют ему существовать».

Здесь мне кажется необходимым небольшое уточнение. Наверное, будет несправедливо требовать от рядового избирателя, чтобы он, придя на избирательный участок, при голосовании руководствовался не личными симпатиями, а обшегосударственными интересами: для этого существуют политические партии с их пропагандистскими аппаратами. Вот пока эти субъекты политической борьбы будут руководствоваться не этими интересами, а своими узкосекторальными, навряд ли у нашего избирателя появится возможность воспользоваться должным образом инструментарием, предоставленным ему демократическим обществом, для создания правительства, достойного его, народа. А пока…. пока избиратель вынужден действовать в наших палестинах по сценарию, осуждённому еще Альбертом Эйнштейном:

«Глупо ходить на одни и те же выборы, ожидая другого результата».

Очень символически выглядит и такое совпадение.

В день 22–го декабря станет ясно, идет ли Израиль на выборы и в тот же день станет известно, готов ли Багац сохранить за Израилем статус национального государства еврейского народа: в этот день Верховный Суд начнёт рассматривать аппеляции, поданные против Основного закона о еврейском характере Государства Израиль.

Вот такие дела, уважаемый читатель. Не берусь судить со стопроцентной гарантией, заслужили ли израильтяне такое чрезвычайное правительство национального единства, но будем надеяться, что надлежащий урок из этих событий граждане и политические партии Израиля извлекли.

Не зря же на кольце, подаренном мудрецом царю Соломону есть ещё одна надпись:

«Ничто не проходит бесследно».

6 комментариев к «Эдуард Малинский: «Каждый народ имеет то правительство, которое он заслужил»»

  1. Эдуард, спасибо за детальный разбор того, что происходит в израильском политикуме. Ясно одно — надо попытаться изменить эту совершеннно неэффективную политическую систему, которая оборачивается такими тяжёлыми издержками для Израиля.

  2. Повторю написанное мной уже очень давно — годы назад. Президент должен покинуть предписанную ему позицию — представительной куклы и обеспечить амнистию премьеру (или обязать/призвать это сделать). Когда речь о служению стране, её гражданам, необходимо изменить законодательство, мешающее этому важнейшему делу. Нормы — даже юридические — должны быть не только справедливыми, но и разумными. Одно без другого немыслимо.
    …»Для дела я нагнусь», — сказал жираф хорьку.

  3. Ув. Сэм! Я просто не понимаю смысл Ваших замечаний: если и заслуживаю я упрёка за то, что не читаю другие статьи, то Вас запросто можно упрекнуть в отсутствии интереса к информации о политическом положении в стране. Иначе невозможно понять Ваше первое замечание, что Ганц не собрал коалицию 62 депутата, включая арабов. Как же ему удалось добиться изменений в руководстве нескольких комиссий кнессета?.
    А Ваше второе замечание? Похоже, Вы действительно не в курсе, что именно сегодня Багац рассматривает апелляции нескольких организаций против утвержденного кнессетом еще два года назад Закона о еврейском и демократическом характере Государства Израиль. Для чего же Кнессет принимал этот закон, если. по Вашему утверждению, достаточно наличия принятой еще в 1948 году Декларации о Независимо- сти. Такое впечатление, что мы говорим на разных языках. Всего хорошего. С искренним уважением. Эдуард.

    1. Уважаемый Эдуард, когда я написал про факты, приведённые в моей недавней статье, то имел вот эти абзацы:
      Но по усмешке судьбы именно после этих выборов у Бени Ганца появился реальный шанс стать премьер-министром. Премьер-министром правительства меньшинства с поддержкой извне арабского Объединённого списка (ОС) – всего 62 мандата……
      …. Первый удар по опции правительства меньшинства нанесла очаровательная Орли Леви-Абуксис, бывшая фотомодель, бывшая член Кнессета от партии НДИ, одна из 12-ти детей Давида Леви, бывшего главного соперника Нетанияху в Ликуде, бывшего Министра иностранных дел, прославившегося тем, что он был первым в истории страны Министром иностранных дел, не говорящим по-английски. Ну и пожалуй ещё тем, что будучи Министром иностранных дел уволил своего заместителя по фамилии Нетанияху.
      Это можно было счесть нокдауном.
      Ну а в нокаут опцию правительства меньшинства отправили 2 «товарища» Ганца по блоку Кахоль-Лаван: Йоаз Хендель, когда-то — глава Национального штаба пропаганды в Канцелярии премьер-министра Нетаниягу. и Цви Хаузер – бывший секретарь правительства премьер-министра Нетанияху. Они очень не хотели видеть Нетанияху в особняке на Бальфур угол Смоленскин. Но ещё больше они не хотели видеть арабскую поддержку правительства, членами которого они бы стали
      .
      Вы согласны с приведёнными в ней цифрами.
      Ну а с Вашим отношением к Бени Ганцу, политическая карьера которого скорее всего подошла к концу я согласен полностью. Думаю, что он прекрасно проживёт и без неё. А вот сказать тоже самое об Израиле я, увы, не могу.
      Жаль. что наше политическая система отторгает таких людей.

  4. 1. К сожалению уважаемый автор не читает не свои статьи, появляющиеся на сайте по интересующей его тематике.
    В совсем недавней статье » Сёма Давидович: (Не) быть фраером!
    https://a.berkovich-zametki.com/?p=59138
    показано, что утверждение автора
    «Я думаю иначе: у него была альтернатива выбора между блоком в 62 мандата, в который наряду с его соратниками Лапидом и Яалоном входил арабский список в 15 мандатов и блоком ПМ. БГ (Бени Ганц) выбрал второе, поступив как настоящий патриот, для которого интересы государства превыше всего!»
    просто не соответствует фактам.
    Не было 62 депутатов, согласных на временную внешнею поддержку Общего списка.
    2. Непонятно. Почему уважаемый автор считает, что включение Декларации о Независимости от 14.05.1948 года в свод Основных законов не достаточно для гарантии «еврейского характера государство Израиль.
    Которое, между прочим, не только еврейское, но и демократическое.
    По крайней мере – пока демократическое.

    1. «Что мы всё обо мне да обо мне — давайте поговорим о вас. Вы читали мою последние статьи?»
      Не помню откуда 🙂

Обсуждение закрыто.