Аркадий Гайсинский: Слово за словом

Если киевлянка, укачивая ребёнка, говорила: «Спи, малыш,— не то прийдёт варяг и заберёт тебя», то становится вполне понятным как и почему «варяг» преобразилось во «враг». Показательно, что слова «враг» нет в языках западных славян.

Слово за словом

Аркадий Гайсинский

 Аркадий Гайсинский 1

Русский ономастикон и прежде, и сейчас представлен четырмя основными группами имён:

  • славянскими, поскольку нынешние русские считают себя этническими славянами,
  • скандинавскими (варяжскими), поскольку «от тех варяг прозвалась Русская земля»,
  • греческими, поскольку приняли христианство по греческому образцу,
  • библейскими, взятыми из Священных книг.

Но если со Святославами и Людмилами, Игорями и Ольгами, Иосифами и Мариями всё более-менее понятно, то с Кириллами и Аверьянами не всё так просто, уже хотя бы потому, что многие из тех имён, которые определены как, например, греческие или латинские — в этих языках убедительного истолкования не имеют.

Возьмём имя Сергий, которое определяют как латинское. Его носили представители древнего и уважаемого в Риме рода— Сергии, к которому принадлежал и Луций Сергий Катилина-тот самый, что пытался во IIв. до н. э. покончить с республиканским правлением в Риме. Свой род Сергии вели от Сергиуса— соратника Энея-того самого, который, как считается, стал основоположником римской нации после бегства из разорённой ахейцами Трои.

«Сергий» переводится с латинского как «высокий», однако не в смысле роста, а положения: «высокочтимый», «почитаемый», то есть Сергий— это тот, кто имеет превосходство над остальными. Очевидно, определение «сергий» относилось и к военным командирам высокого ранга, а отличающим их знаком мог быть такой, какой мы называем «серьга». Расположение серьги (в мочке уха) имело и то удобство, что, серьга как правило, представляла собой обрамлённый драгоценный камень и была хорошо различима даже в темноте.

Разумеется, не у всех народов серьга выполняла роль современных погон, но древние русы, по всей видимости, пользовались её указанным предназначением— об этом можно судить по описанию князя Святослава Игоревича сделанного греческим историком Львом Диаконом:

«Показался Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье, он сидел на вёслах и грёб вместе с его приближёнными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос— признак знатности рода, крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он угрюмым и диким. В одно ухо у него была вдета золотая серьга, она была украшена карбункулом, обрамлена двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только чистотой».

По всей видимости «клок волос» являлся у древних русов отличительным знаком княжеского достоинства, а серьга в ухе, как и отмечалось выше— знаком только командирского отличия.

Но вернувшись к этимологии слова «сергий», заметим, что Сергиусом звали соратника известного Энея— царя расположенной в Малой Азии страны Дардан, чьё имя сохранил пролив Дарданеллы. Страна Дардан соседствовала и была союзником знаменитой Трои, из которой, захваченной греками, бежал Эней со своими спутниками. После долгих приключений беглецы оказались в Италии, где Эней стал предком основателей Рима— Ромула и Рема. Значит, упомянутый Сергиус носил такое имя ещё до того, как потомки дарданцев преобразились в латинян, то есть слово «сергий» имеет «нелатинское» происхождение, но какое?

Во времена Троянской войны ( ΧIII-й век до н. э.) наиболее распространённым языком на территории Малой Азиии, Аравии и Кавказа был арамейский. Прямым и ближайшим «родственником» арамейского языка является иврит— в древней Иудее эти языки существовали как равноправные; их подобие легко определяется, поскольку оба языка сохранились: один как «мёртвый», а другой— дошёл до наших дней, поэтому есть основание обратиться к ивритскому словарю, зная, что здесь слова представлены лишь их корнями.

Поиск корня «серг, серга» или похожих не дал результатов, но может быть нужно рассматривать его как составное: сер -га.

Находим подобный корень «сар» и одно из его значений: «начальник, командир».

Находим корень «геа» и одно из его значений: «полный достоинства, гордый».

Таким образом слово «сергей» может рассматриваться как составное «сар-геа», дающее в переводе с иврита (арамейского) сочетание «командир и достойный» с вполне вероятной интерпретацией этого сочетания как «знак достоинства командира» или «знак высокого положения». Обратим внимание, что такая расшифровка соответствует латинской: «высокочтимый», «почитаемый», но с точки зрения временной и исторической последовательности латинское значение слова является калькой с арамейского.

Со временем смысловое содержание слова «сергей» становится нарицательным и превращается в мужское имя, принявшее в различных языках свойственную им форму: Сергей, Сэргий, Серго, Серж, Серджио.

2

Единственное значение имени Аверьян, которое толкуют словари: «Аверьян-обращающий в бегство, непобедимый. Еще одно значение имени — удерживающий (лат.)».

Непонятно: два первые значения слова также относятся к латинскому или происходят из другого языка? -во всяком случае, они совершенно противоречат последнему значению имени. «Википедия», справедливо сомневаясь в правильности приведенной этимологии, предполагает, что Аверьян— это «разговорная форма» от Валерьян (?).

Однако, есть язык, в котором слово «аверьян» существует в, так сказать, чистом виде: в иврите «аверьян»— «преступник, грешник». Но трудно себе представить, чтобы где-либо новорожденному могли давать имя с подобным значением.

Вместе с тем принадлежность слова «аверьян» к ивриту даёт повод продолжить рассмотрение версии происхождения имени «аверьян» из этого языка. Во-первых, обращаться следует к корню слова: в данном случае — «авар», образующий большую группу слов со смыслом «переходить, переправляться, переступать, проходить, миновать».

Так что отглагольное существительное «аверьян» применительно к имени человека, наверняка, не связывалось с преступлением, а понятие «переступить» может быть истолковано и совсем по другому, когда имеется ввиду переход некой установленной (дозволенной) линии, грани.

Но согласимся, что переход установленной линии или грани— это одно из главных условий открытий нового, неизведанного, требующего от человека и незаурядных способностей, и решительности— примеров тому множество. От корня «авар» образован этноним «евреи».

Да, Аверьян— преступивший, но преступивший во благо, а не во зло, и не может быть никакого сомнения, что в этом имени заложен именно такой смысл: Аверьян-«преодолевающий».

3

С библейскими (понятно— еврейскими) именами христиане мирятся, а вот от иных, также бесспорно еврейских— «открещиваются», причисляя их к греческим или латинским, или ещё к каким-то.

Не вызывает сомнения, что имена, заканчивющиеся на «ил»— еврейские, потому что в этом языке «ил»— одно из названий Бога: Михаил— «кто как Бог», Даниил— «Божий судья», Г (х) авриил— «друг Бога», Эммануил— «с нами Бог». А вот имя Кирилл из этого списка исключили и объявили греческим: «Кирилл (также Кирил) — от греч. Κύριλλος (Кириллос)», но….. «которое в свою очередь — от греч. Κύριος (кириос) — «господин». Для чего грекам понадобилась такая «в свою очередь» метаморфоза— объяснения нет..

С иврита «кир-ил» переводится как «призывающий Бога», в точности соответствуя именам, оканчивающимся на «ил».

Напрасно искать указание на еврейскую этимологию в таких славянских именах как Панас— «светоч», Назар— «назарей», Хома— «крепостная стена, защитник», Тарас— «протестующий», Юрий— «огненный», Егор— «запасливый», Нестор— «скрытый», Серафим— пламенный, Макар— «известный», Захар— «мужественный, Оксана— «дающая приют», Ганзя— «сокровище», Сима-«клад», Анна «благодать», Элла-«богиня».

А ведь имя может выступать таким же аргументом в понимании исторического факта как письменное или археологическое свидетельство. Например, задуматься над тем: почему самый известный герой русских былин (если наложить их содержание на реальное время описываемых событий) «старый казак» Илья Иоанович Муромец носил библейское имя и отчество ещё до принятия русью христианства?

4

Этимология — один из доказательных инструментов истории, обладающий и прямой, и обратной возможностью аргументирования.

Ввиду имеется то, что существование в данном языке какого-то слова может привести к выявлению исторического факта — и наоборот: исторический факт объясняет существование данного слова в данном языке. Пример второму— слово «разбойник»: оно не имеет объяснения ни в одном языке мира, но, несомненно, слово это— славянское, состоящее из двух: «рос» и «войник». «Рос», понятно— национальное имя, а «войник» на старославянском языке означало «воин», как (что следует подчеркнуть) и в современном болгарском языке. То есть «разбойник»— это «рос-воин», но почему слово «разбойник» имеет столь нелестное для русских смысловое наполнение? Да потому, что уже это слово указывает на дейсвительные отношения между древними русами и древними славянами: вот что говорится в «Повести временных лет»— самом главном историческом документе истории Древней Руси:

«И сказал Олег: «Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные»,— и было так. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда. И подняла русь паруса из паволок, а славяне копринные, и разодрал их ветер; и сказали славяне:«Возьмем свои толстины, не даны славянам паруса из паволок».

Не пахнет «славянским духом» и в «Списке договора» 944г. между русами и греками-вот некоторые из перечисленных там русских имён:

«.. Шибрид Алдан; Кол Клеков; Стегги Етонов; Сфирка…; Алвад Гудов; Фудри Туадов; Мутур Утин; купцы Адунь, Адулб, Иггивлад, Улеб, Фрутан, Гомол, Куци, Емиг, Туробид, Фуростен, Бруны, Роальд, Гунастр, Фрастен, Игелд, Турберн, Моне, Руальд, Свень, Стир, Алдан, Тилен, Апубексарь, Вузлев, Синко, Борич…»

Древние русы были умелыми, отважными и не знающими пощады к противнику воинами:

«Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и[ли] обращают в рабство» (Ибн-Русте).

«Храбрость их и мужество хорошо известны, так что один из них равноценен многим из других народов. Если бы у них были лошади и они были бы наездниками, то они были бы страшнейшим бичом для человечества» (Ал-Марвази).

Но если восточных авторов ещё можно заподозрить в определённой предвзятости описания жестокости русов, то упомянутой «Повести временных лет»— приходится доверять:

«И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги».

Надо понимать, что если и не для всего человечества, то для живущих по берегам морей и рек славян, русы действительно «были страшнейшим бичем», поэтому у славян образ руса-воина стал нарицательным, связанным с грабежом, насилием и смертью:

«Они (русы) нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают» (Ибн Русте).

Переместившись в Среднее Поднепровье, русы образовали государство Поднепровская (Киевская) Русь и постепенно ассимилировались со славянскими племенами, переняв их язык, а затем и религию, однако сохранив своё национальное имя. Причины появления слова «разбойник» забылись, и его содержание осталось в теперь уже русском языке как общеупотребительное, описывающее известные особенности поведения человека.

5

Много зла и горя европейским народам принесли и викинги. В церквях Раннего Средневековья существовала даже особая молитва: «Боже, спаси нас от ярости норманнов».

Славяне также в полной мере испытали на себе бессмысленную беспощадность викингов, корабли которых были одинаково пригодны для плаванья и по морям, и по рекам. Знали викингов и под их собственным национальным именем— каким они себя сами называли: svear. Обратим внимание, что это слово лежит в названии государства Швеция: Sverige.

Нетрудно понять ту ассоциацию, которая привела к появлению в славянских языках слова «зверь».

6

Аналогию вышеприведенным трансформациям находим и в словах «враг, враги»— они от «варяг, варяги», под которыми следует понимать тех же викингов, нанимаемых русскими князьями для собственной охраны и для военных действий. Как вели себя наёмники по отношению к местным жителям, с которыми их не связывало ничего кроме договора с князем об оплате за свои услуги— легко представить. Условия поведения, хотя и оговаривались, но, разумеется, постянно вооружёными чужеземцами не соблюдались, на что князь (за редким исключением) закрывал глаза. И если киевлянка, укачивая ребёнка, говорила: «Спи, малыш,— не то прийдёт варяг и заберёт тебя», то становится вполне понятным как и почему «варяг» преобразилось во «враг».

Показательно, что слова «враг» нет в языках западных славян.

8 комментариев к «Аркадий Гайсинский: Слово за словом»

  1. Иосиф! В нашем маленьком споре я использовал далеко не все аргументы.Уверен, что и Вы тоже. Давайте останемся каждый при своём мнении, тем более, что оно ни на что не влияет.Был рад нашему общению.

  2. Ася!. Ваше замечание ещё раз доказывает, что ономастику нужно рассматривать и в контексте истории, что я и имел ввиду показать на этимологии имени Сергей.

  3. Напрасно искать указание на еврейскую этимологию в таких славянских именах как Панас— «светоч», Назар— «назарей», Хома— «крепостная стена, защитник», Тарас— «протестующий», Юрий— «огненный», Егор— «запасливый», Нестор— «скрытый», Серафим— пламенный, Макар— «известный», Захар— «мужественный, Оксана— «дающая приют», Ганзя— «сокровище», Сима-«клад», Анна «благодать», Элла-«богиня».
    Zdig! Уверен, что «не напрасно»- не сочтите за труд открыть еврейско- русский словарь. Не нужно переделывать Баруха в Стёпу.

  4. По поводу имени Сергей. Мне приходилось находить информацию и писать в нескольких текстах о слове «САР». Это слово, по мнению источников, шумерского происхождения, означающее божественную гору и обитающую на ней божественную сущность. В значении высшего повелителя вошло и в древнееврейский. От него определенно произошли и имена древних царей, например, ВалтаСар, и слова царь, и сэр, и цезарь, и кайзер. Вполне возможно, что и Сергиус. Но в таких случаях, когда родство отдалено или неочевидно, нужны дополнительные, перекрестные доказательства.
    Относительно слова Авар. Правильно: переход, перешедший, пересекать. Ведь по согласным это то же самое, что иври, ибри! Значит: и перевод такой же.

  5. Уважаемый Иосиф! Благодарю за аргументированное замечание.Вы правы: этимологию нельзя отрывать от истории. Действительно, варяг в Софию не призывали.Но варяги несомненно, оставили следы своего присутствия в Болгарии . Внук Рюрика, сын Игоря ((Ингвара) Святослав (Свендослейф):
    «В год 6475 (967). Пошел Святослав на Дунай на болгар. И бились обе стороны, и одолел Святослав болгар, и взял городов их 80 по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, беря дань с греков».
    Далее Святослав вознамерился подчинить Болгарию полностью: 971г.- Балканская война. Ознакомившсь с подробности этой войны в книге Льва Диакона «История», Вы убедитесь,что болгары имели полное право вложить в определение «варяги» смысл «враги».
    Как правило, завоевания с целью остаться на захваченной территории, чреваты соответствующим отношением (устрашением) к местному населению
    Какие-то места проживания варяг могли сохранить о них топонимическую память- возможно- и селение, возле которого был построен аэропорт.
    В языке западных славян слово «враг» отсутствует.

    1. В Великом Преславе, где три года сидел Святослав, намеревавшийся перенести в эти уютные и удобные для защиты предгорья столицу Руси, я бывал. К вопросу об истории: к тому времени Болгария уже была христианской и знала первых правителей и первых свирепых противников, так что понятие «враг» вряд ли попало в язык только после Святослава и его дружины. Вообще-то, к сведению ономастиков, есть разработанные научные методы определения времени и источника попадания слова в обиход. Например, посмотреть в летописях, в Болгарии они велись задолго до Святослава. По именам, приведенным вами, мне кажется исчерпывающе ответили. Что касается исследования отдельно имени Сергей и слова серьга, то вряд ли они связаны. Не стоит метод словообразования, присущий одному языку, применять к другому, не родственному, это антинаучно и напоминает неприличный анекдот про Ростроповича и «мирного герцога». А слово «брюзга» тоже включает в себя еврейский корень? Окончание «-га» здесь явно отсылает к глаголу, новое получившееся слово означает того, кто брюзжит. В русском языке не всегда слово создается с помощью прямого соединения двух корней, думаю, опять-таки, не заглядывая, по вашему примеру, в научные исследования, что «серьга» связано с понятием «серебриться» (без отношения к конкретному металлу), «сверкать».

  6. Напрасно искать указание на еврейскую этимологию в таких славянских именах как Панас— «светоч», Назар— «назарей», Хома— «крепостная стена, защитник», Тарас— «протестующий», Юрий— «огненный», Егор— «запасливый», Нестор— «скрытый», Серафим— пламенный, Макар— «известный», Захар— «мужественный, Оксана— «дающая приют», Ганзя— «сокровище», Сима-«клад», Анна «благодать», Элла-«богиня».

    ***

    Начнем с того, что все эти имена неславянские. Русская Православная Церковь до революции вообще запрещала имена славянского происхождения (за исключением имен святых) как языческие. Перечисленные же имена: (Анна, Назар, Серафим, м.б., Элла, — производные либо от ивритских или арамейских. Хома — украинский вариант имени Фома, которое происходит от арамейского Те-Ома, т.е. «близнец». Тарас, как и Нестор и Макар, — греческого происхождения. Юрий — фонетическая форма имени Георгий, Егор — его просторечная форма. Оксана — украинский вариант греческого имени Ксения (русский просторечный вариант — Аксинья); Ганзя — украинский вариант имени Анна (ср. Ханця в идише), либо татарское, означающее «бутон».

  7. Многие звуки совпадают в совершенно разных языках — и что? Опять типичная спекуляция: этруски — это русские, этимология такого типа носит снисходительное название «народная». Не хочу вдаваться в поиски неточностей в остальные части рассуждений автора, но в последнем случае хотелось бы возразить. Враг — сокращенное слово «ворог», типичное чередование в корне «оро — ра», очевидно сходство с такими словами как «ворот», «врата» и т.п. Возможно, происходила вся эта группа от обозначения входа, откуда в жилище могла проникнуть опасность. Это рассуждения грамматические, а вот географическое: в Болгарии (близкой к западным славянам) употребляются эти же слова, да и многие с подобным корнем. Этот корень до того распространен, что главный аэропорт в Софии долгие годы назывался Враждебна по имени бывшей деревни. А варягов, вроде, в Софию не призывали…

Обсуждение закрыто.